Мама, я жулика люблю…

0
29

Мы были однокурсниками. Но учились в разных группах. Поэтому наше общение зачастую сводилось к элементарному «привет-пока».

Он тогда уже был женат. А значит, для меня был под запретом. Впрочем, я не слишком переживала из-за этого. Была ли я тогда в него влюблена? Вряд ли. Я вспоминала о нем, только когда его видела. Но что интересно, я всегда ощущала его за минуту до его появления. Будто толчок воздуха проходил по аудитории – он сейчас войдет! Минута – и его высокая, плотная фигура вваливалась в двери и взрывались шумные приветствия и хохмы: Славик пришел! Да, он был хохмачом и изрядным разгильдяем, компанейским парнем, его все любили. Потом он сам мне признался, что я ему очень нравилась, но как он сам сказал, я была «такая фильдеперсовая», хорошая девочка из хорошей семьи, что просто покрутить со мной любовь ему совесть не позволяла. А разводиться тогда он не собирался.

Мы закончили универ. Новые места, новые лица. Прошло пять лет. И Славик опять возник в моей жизни. Позвонил, потом приехал посоветоваться по специфической профессиональной теме, в которой сам не слишком разбирался. Задача была не из легких. Мы начали вместе работать. Тогда термин «рейдерский захват» ещё не был так популярен, но это было именно то, от чего мы старались защитить его фирму.

Я узнала, что он развелся, живет один… Жизнь в него летела в бешеном ритме, бизнес, компаньоны, конкуренты, их интриги, деньги, деньги… Ещё я узнала, что он связан с криминальным бизнесом. Борьба за фирму была жесткой. И эта борьба нас сплотила. Те острые ситуации, которые пришлось вместе преодолеть, показали нам обоим, чего мы стоим.

Как-то, когда мы засиделись над проектом очередного мудреного документа, он вдруг уткнулся носом в мои волосы и сказал: «От тебя пахнет домом». Ему этого очень не хватало — уюта, дома, спокойствия. И он нашел это во мне. Скоро мы оба поняли, что жить друг без друга не можем. Мы начали встречаться уже не только по профессиональным вопросам.

Однажды он приехал на свидание, и я заметила, что у его машины разбита фара. Он сказал, что наехал на столбик. Но чему-то же в универе меня учили, в частности, криминалистике, по которой у меня, кстати, было «отлично». Фара была разбита выстрелом. Я начала допытываться, ну и он признался, что был на разборке и там началась перестрелка. С этого момента во мне поселился страх. Это были лихие 90-е.


Несколько позже он исчез. Я, в течение трех дней не услышав от него ни одного звонка, начала сходить с ума. Вариантов было много, и один другого хуже: милиция до него добралась, конкуренты «завалили», свои разборку устроили… Тогда я вдруг поняла, что не знаю почти никого из его друзей, родственников, к кому обратиться в поисках. Но только много позже я узнала, что он намеренно спрятал меня от всех, чтобы не навредить мне. Он предполагал, что однажды ему придется спасаться бегством, и тогда ко мне могут прийти, те, кто его ищет… А спрашивать они умели (я не про милицию говорю). В тот раз он вернулся через две недели. Их фирма отправляла на Украину курьера с деньгами, за отправку отвечал Славик. Курьера по пути убили, деньги исчезли. Хозяева сказали, что если деньги не найдут, то отвечать будут те, кто отправлял – так как они «слили» информацию. В общем, милому моему с ребятами пришлось собственное расследование проводить. Слава Богу, нашли и деньги, и того, кто убил.


Беспокойная то была любовь, любовь на грани нервного срыва. Мне было за него страшно, слишком тонок был тот лед, по которому он ходил. Счастье наше длилось чуть больше года. А потом… Против него возбудили уголовное дело по обвинению в мошенничестве. Дело было заказное. Он начал скрываться. Какое-то время мы ещё виделись. Потом стало опасно находиться в городе и он совсем исчез. И я абсолютно ничего про него не знала. Неизвестность – это было очень страшно. Я долго его ждала, хотя где-то в глубине души знала, что он уже не вернется, просто не хотела верить в это.


Первый год без него был самым тяжелым, но жизнь продолжалась, потом мне стало полегче. Примерно через 1,5 года по отрывочным слухам от однокурсников я узнала, что он все-таки не избежал тюрьмы. Подробностей никто не знал. Здесь можно было бы закончить историю. Но была ещё одна встреча. Которая чуть было не поставила точку на всей моей жизни.


Примерно года через три после того, как мы виделись в последний раз, мне пришлось по делам выехать в Краснодар. Мы ехали с моим клиентом на его иномарке. На трассе между Краснодаром и Ростовом нас догнали и заставили остановиться две чужих машины. Из них выскочили крепкие «братки» с пистолетами и приказали нам выйти из машины. Видимо, эта группировка охотилась за хорошими автомобилями.


И тут из одной из бандитских машин вылез Славик. Он увидел меня на секунду позже, чем я его, побледнел и заорал не своим голосом: «Всем стоять!». Обалдевшие «братки» замерли. А мы стояли и во все глаза смотрели друг на друга. Сколько длилась эта пауза, не знаю, но в эти минуты остальной мир перестал существовать. Были только эти глаза, любимого и любящего (да, я уверена!) мужчины. Я опомнилась только, когда обе бандитские машины развернулись и быстро исчезли за поворотом, не причинив нам вреда. Эта встреча была последней.


 


Инф.inha.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here