История со слов… Как я работала садисткой

0
36

В Нью-Йорке, как и все поначалу, я сменила множество работ. Одно время работала мистрессой в
Mistress Xia Vox
садомазохистком клубе «Пандора». Он считается дорогим клубом. Секса здесь нет. В дешёвых клубах,
типа «Вольт», всегда можно нелегально договориться с девушкой, а у нас считается, что таких «примитивных удовольствий» рафинированное заведение позволить себе не может.

Когда клиент приходит к нам, ему предлагают меню, как в ресторане. Например, постегать плёткой, побыть собачкой, заворачивание в резину, побыть ребёнком, чтобы на тебя пописали…

А «оборудование» заведения очень похоже на декорации детского театра и на антураж старого советского кинофильма «Марья-искусница». Правда такое роскошное нижнее подземелье с фантастическими черепами стоит $200 в час.

Итак, мы, мистрессы, сидим на диване и ждём посетителей. Здесь основные деньги зарабатываются постоянной клиентурой. Поэтому идёт невероятная конкуренция, так как таких «озабоченных навсегда» не очень много.

Есть клубы, куда приходят только садисты. Например, нью-йоркский «Бел ди Жур». Там все девочки, исключительно, «жертвы». Они и по жизни «жертвы», все маленькие, с красными носиками, инфантильные, всегда готовые заплакать.

Но, правда, знала я там одну балеринку, она училась у Барышникова, лесбиянку и её подружку, тоже из театральной среды. Сама — худенькая, озорная, всё время хохочет, а подружка её — роскошная особа, с которой она очень счастлива. Вот на хорошая балерина и у неё нет ничего жалкого, но это исключение.

Есть и в нашем клубе «жертвы», или по-другому — послушницы. Одна — смешная женщина, всё время что-то рассказывающая, с которой я познакомилась поближе. Она работает бухгалтером, страшная такая американка: огромная, курносая, интеллигентная. А у нас просто подрабатывала и получала от этого удовольствие, потому что со своим другом она занимается тем же.

А две другие «жертвы»: маленькие, скукоженные, из Вест Виллиджа. Они сплошь татуированные, любят боль. Но при этом тоже чудные веселушки. Обычно мужчины, которые приходили к ним в «Пандору», совершенно приличные, похоже, особо их не мучили…

Но в основном, мы сами умеем профессионально мучить и большинство наших клиентов приходят именно за этим.


Лично я работала «хозяйкой» и, соответственно, моим контингентом были мазохисты.


Итак, я ими занимаюсь час. Связываю его, подвязываю по-всякому, если он просит, вешаю на него всякие грузила. Стегаю, а этому тоже нужно учиться. Например, бывает мистресса так отстегает, что после этого в больницу можно попасть.


Многие люди не хотят настоящей боли, они хотят, чтобы это была игра. Стегают, как в бане веником — мужчина должен получать удовольствие от этого. Они ведь не психи (хотя процентов 10 наверняка…). Но таких, совершенно ненормальных, не очень много. Наши клиенты насмотрелись фильмов по TV, где пытают, бьют, и им хочется именно поиграть.


А я должна создавать сценарий. Например, пришёл мальчик и сказал, что он хочет быть партизаном, и чтобы пытали его девушку вместе с ним, а он молчит и не выдает свою Родину. Они лежат оба связанные, их «пытают» и грозят изнасиловать его девушку, а она всё время пытается развязать его.


В другой раз прихожу, а на полу лежит красивый 70-летний старик, похожий на Жана Марэ, одетый в девочку Мэри. Туфельки там, парик, юбочка, и я говорю таким презрительным голосом: «Так-так, Мэри, разве тебе мама не говорила, что трогать себя нехорошо?»


Третий клиент говорит, что он коврик. По нему надо ходить босыми ногами и обсуждать, что он коврик. И вот девушка под два метра ростом ходит по нему (особенно трудно удержаться на носу) и говорит в пространство, что она купила новый коврик, но прожгла его — он стал такой красный.


Есть такие, кто хочет быть наедине с доктором, которого он боится, другой желает, чтобы инопланетянка ставила на нём опыты, А кто-то хочет строгую учительницу.


Единственное, что имеет право делать мистресса во всех этих ситуациях — садиться попой в кожаных шортах на лицо, но при этом она не должна получать от этого удовольствие, а наоборот всячески показывать своё презрение.


Одни любят девушек с миленькими личиками, не важно какая фигура, главное хорошее биополе, другие — страшных, худых немок или некрасивых евреек. Я наблюдала как здесь работают самые разные женщины.


Вот была у нас сказочной красоты, очаровательная дамочка, полная «лайф стайл» перед гостем, а так — простая нью-джерсийская тётка, которая ходит в «сникерсах» и в тренировочных костюмах.


Была и врач-психиатр, она же и менеджер этого заведения. Знаменитая и популярная доминиктриса. Утром работает врачом, а вечером подрабатывает здесь. Очень красивая, энергичная, замужем. Любит своего мужа и никогда ему не изменяет. Он ей тоже. И обе работы ей безумно нравятся.


Работала также у нас доктор философии — умная, спокойная женщина. Приезжала девочка из Англии — кинорежиссёр, а ещё одна, в свободное от «пыток» время, писала детские книжки.


Эти женщины — артистические хулиганки, которых забавляет такая работа, или, в случае той, что пишет детские книжки, они слишком застенчивы и приходят разобраться со своими комплексами. И они все любят мужчин, между прочим…


Но есть и профессиональные доминиктрисы. Вот они — ужасны! И ещё, по-моему, противны. Основное дело их жизни — мучить и унижать. Как правило, таких людей в детстве кто-то обидел.


Одна такая имеет троих детей, похожа на женщину-зайчика и… кастрировала собственного мужа. У нас она вела себя осторожно, но на самом же деле, я думаю, она отрезала бы носы и уши, если бы ей разрешили.


А вообще всё происходит на уровне биополя, многие слабые мужчины приходят сюда за подпиткой. Что меня озадачило, так это наличие у них у всех или жены, или постоянной подружки. Правда, все они ужасно боятся, как бы их женщины не узнали о посещениях клуба. «Ни в коем случае этого не должна видеть моя любимая жена!» — говорят они все.


А однажды пришёл мой старый знакомый, сказал — сделай так, чтобы я забыл страсть к одной женщине. Бей меня, пытай! Я, мол, чувствую, что таким образом наваждение слетит как шелуха. Я его сначала отговаривала, но потом сделала всё, что он просил. Самое интересное, что он не только охладел к той женщине, но и стал моим постоянным клиентом.


И после него в меню «Пандоры» появилась ещё одна эксклюзивная услуга: исключительно для романтических русских — «излечение от роковой страсти…» И моя фотография со сценическим псевдонимом под всем и рекомендация-объяснения, что я — единственный и незаменимый специалист в этой области.


Хотя мой рейтинг и заработки после подобной рекламы существенно выросли, проработала я там ещё месяца три, и стала, кажется, понимать, что существует это всё и в жизни, без всяких сказок Александра Роу, без плёток и кнутов.


Ведь очень многие из моих знакомых изощрённо мучают и терзают друг друга, при этом иногда меняясь местами. Один — жертва, другой — мучитель, а при этом всё происходящее называется «любовью семейной».


А ведь как раз проще мужу с женой и поиграть в такие штучки. Радостно переодеться, например, в эсэсовца и жертву концлагеря. Попривязывать друг друга к спинке кровати, попредставлять себя персонажами «Ночного портье»…


 


Инф.anutkina.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here